Бесконечный трип Эпифанцева Попробовал экстази — и понял, что такое секс

Батискаф

Бесконечный трип Эпифанцева Попробовал экстази — и понял, что такое секс

Актер Владимир Епифанцев, получивший известность после роли Братишки в культовом трэш-фильме «Зеленый слоник» 1999 года, в последнее время снимается в проектах вроде «Викинга», «Все о мужчинах» и «8 лучших свиданий». А еще выкладывает весьма дикие ролики в Instagram, где на него подписаны почти 60 тысяч человек. «Лента.ру» пообщалась (это было жутко) с самым странным артистом современной России.

Когда из мира внешних приличий и натянутой вежливости вдруг попадаешь в мир Епифанцева, адаптируешься не сразу. Его собеседник в процессе общения проходит несколько стадий. Сначала — отторжение. Потом вспоминаешь, с кем имеешь дело, и осознаешь, что тебя просто троллят. Дальше пытаешься подстроиться, но ничего не получается. После этого приходит в голову, что нужно проанализировать происходящее и попробовать повлиять на развитие событий. Кажется, что еще вот-вот, и ты начнешь что-то понимать. Но не тут-то было. Пытаешься вытянуть высказывания поострее, разозлить его, сбить с толку — и в итоге сбиваешься с толку сам и доходишь до следующей стадии: самообман.

Становится совсем невыносимо, и ты говоришь себе, что это все иллюзия, никакого Епифанцева не существует, это все сон и неправда. И в какой-то момент все заходит слишком далеко. Ты перестаешь понимать, где границы стеба, тебе надоедает это все, и ты умоляешь вернуться к нормальному, адекватному разговору. Этого не происходит, и наступает смирение — фразы вроде «шлюха, ты мне всю жизнь испортила» игнорируешь, пытаясь в то же время проводить свою линию. Постепенно начинаешь получать удовольствие от происходящего — и вот тогда-то все вдруг и обрывается. «Это юмор у меня такой, бэйба», — и Епифанцев теперь спокойный и милый человек, каким и был, оказывается, все это время.

Квартира Епифанцева — это спальня. Вне кровати здесь оказаться практически невозможно, потому что двуспальные матрасы занимают все помещение. Сажусь под усыпанный мукой стол, на котором возвышается пепельница в виде пениса. С постели недоумевающе поглядывают полуголые девушки. Одна из них недавно снялась в одной из частей короткометражной эпопеи Епифанцева «В поисках ***** [вагины]».

«Парень ищет ***** [вагину]»

Зачем вы начали делать короткометражки?

Владимир Епифанцев: Ну, мне показалось, что я могу стать популярным в Instagram и ***** [нафиг] завязать с этой ****** [ублюдочной] актерской профессией. Я же такой наивный ***** [блин] ребенок.

Это вообще не получилось что ли?

Конечно, нет. Лучше спроси, почему я их все удалил.

Почему?

Удалил, потому что у меня был такой момент, что меня ******* [задолбали] все, у меня дикий нервяк начался, вся эта пресса-**есса. Мне надо было забить сразу на это *** [болт], но, поскольку я человек публичный, я почему-то это близко к сердцу принял. Вот. И удалил, потому что захотелось как бы, чтобы мусора не было. Захотелось что-то новое снять.

Например, «В поисках ***** [вагины]»?

Ну да. Оно спонтанно получилось, я не задумывал этого. Просто снял сториз про то, как я типа ***** [краду] картины, а потом мне понравились эти сториз, и я переснял их в минутный ролик. А потом подумал: а почему бы не сделать такую одиссею — «В поисках ***** [вагины]». И понял, что это может быть, с одной стороны, — обманка. Потому что все думают: «А, ***** [блин], Епифанцев, все ему ***** [вагину] искать, все ему только ***** [вагина] да жопа, потому что сам он тупой дебил — только трэш, трэш». Я никогда трэшем не занимался. Вообще не люблю трэш — я люблю высокохудожественные вещи. Так вот. Парень ищет ***** [вагину]… А на самом деле — не ***** [вагину]. А что же он ищет — это *** [болт] знает. Мне интересно самому.

То он попадает к богу, вдруг возникла идея объединения рая и ада, теперь его кидают обратно на Землю. На Земле он становится каким-то странным психиатром — его так народ нарек: он по улицам просто как бомж ходил и давал советы. Дальше должна произойти цепная реакция, с людьми станет какой-то ****** [капут] происходить. Потом все начнут стреляться — начнется массовое самоубийство. Потом окажется, что это ***** [ни разу] не бог был, и мы увидим бога настоящего, знаешь, такого как в карикатурах рисуют — а он сидит в тюрьме на самом деле.

Жанр будет меняться — то это такая почти божественная комедия, то серьезная криминальная драма, то психологическая драма, очень тонкая, связанная с очень важными вещами, которые люди — особенно молодежь — хотят знать. Например, как познакомиться с девушкой — это самое сегодня насущное.

Фронтальные образы моих месседжей»

Понимают ли люди то, что вы пытаетесь им сказать?

У меня есть одно наблюдение, которое перестало меня удивлять. При разговоре с женщинами я стал думать наперед такую вещь: не увидят ли они сейчас, в сказанных мною словах, скрытые образы женских и мужских гениталий и намека на секс, ведь я зачастую совершенно этого не имею в виду.

Основная проблема моего коннекта с народом заключается в отсутствии способности считывать фронтальные образы моих месседжей, расположенных на background того, что только и понятно, не только народу, но и тем, кого я считаю наиболее понятливыми.

«Сучьи вопли»

А понятны только намеки на секс? Это многих возмущает?

Проблема девушек в том, что, считая себя не глухой и не слепой, они желают со мной общаться. И даже намереваются встретиться.

Надеюсь, мне не нужно объяснять, что не сотни, или даже тысячи девушек, которые пишут мне, создают образ, ***** [черт возьми], даже выговорить не могу тот набор поганых слов, к которым прибегают, чтобы классифицировать мой психотип, а именно письма, просто, ***** [черт возьми], письма, обычные сучьи вопли, которые вопят, даже после того, как говоришь им простые слова: пошла на *** [хрен]. Это означает то, что эти телки не попадают ко мне на *** [болт], потому что… они мне ***** [на хрен] не нужны.

Есть один интересный факт. Я очень много говорю о женщинах, о сексе, но если это сравнить с количеством других слов, сказанных мной, то это редкие разговоры. Чем чаще мужчина говорит о сексе и о своих намерениях кого-то ***** [трахать], тем меньше у него происходит самого факта. Так происходит в двух случаях. В первом случае мужчина думает все время о сексе, потому что для него проблема его получить. Во втором случае это проблема найти в сексе то, что принесет ему удовольствие и радость. Один готов ***** [трахать] все подряд, второй очень редко готов вообще кого-либо ***** [трахать].

«Одноклеточные ***** [ублюдки]»

Вам действительно наплевать на то, что о вас думают?

Я большой противник мнения, что есть кто-то, кто знает что-то лучше меня. Это не самомнение, это обычный взгляд на абсолютно прозрачное состояние основополагающих позиций всего человечества.

Моя проблема, которая на самом деле, — не проблема, но для вас — одна из проблем, которая не только моя, ну и вообще, как некий набор взятых с собой ненужных вещичек, заключается в том, что я перестал бояться и полностью потерял интерес к тому, что вы считаете способностью скрывать внутри себя.

Мне абсолютно не ***** [наплевать] что обо мне думают, мне очень жаль, что те мысли, которые я вызываю, — поверхностны. Но это совсем не означает, что я собираюсь отказаться от того, что делаю. Осуждение и восприятие меня в нелицеприятном ключе не означает, что я прекращу деятельность в области творчества. Это не значит, что мне ***** [наплевать], наоборот, это меня сильно беспокоит и злит. Меня злит то, когда одноклеточный ***** [ублюдок] вправе высказывать свои мысли.

******* [безразличие] — это уязвимость

Почему о вас так плохо говорят и думают?

Вся проблема в зависти. Люди перманентно чувствуют зависть. Я имею в виду тех, кто недалекого ума. Что это значит? Они не могут чувствовать то, что чувствуют, например, поэты. Им кажется, что если они этого не чувствуют, то этого не существует. Они хотят, чтобы все были такими же мерзкими ******* [ублюдками], как они. Так всегда было.

Человек, у которого ничего нет — ни денег, ни ума, ни хорошего настроения, ни каких-либо других возможностей — начинает испытывать зависть и в какой-то момент берет оружие и идет все отнимать. Так же и в моем случае люди, не понимающие меня, хотят отнять у меня право вообще на существование. Они будут хорошо себя чувствовать только тогда, когда не будет кого-то, кто чувствует больше них.

Я не самоубийца, чтобы мне было на это ***** [наплевать]. ******* [безразличие] — это уязвимость. Это война между одноклеточными паразитами и художниками. Но художникам многим кажется, что они выше этого — поэтому им всегда был ****** [капут]. Их просто уничтожали. Раньше они могли жить лишь потому, что обманывали власть.

«Быдло вышло из-под контроля»

В эпоху постмодерна художники почти исчезли. Быдло сделало все, чтобы любые новые веяния в искусстве стали работать на них. Когда быдло было под контролем, еще могло что-то существовать, но быдло имеет свойство объединяться и совершать варварские набеги. Но их цель лишь физические блага — им не нужны ощущения и знания.

Какие блага у художников? Они же все нищие обычно. У вас какое благо?

У них есть стереотипное представление о том, что у меня есть благо. И потом, я веду себя не так, как их заставили, а как хочу, вопреки моральным принципам. Их бесит, что я имею право на свободу и валять дурака, когда они вынуждены жить с серьезными ****** [физиономиями].

«В церкви происходит великое и важное совокупление»

Почему вас обвиняют в совращении всех подряд?

Это мне вообще непонятно откуда взято. В газетах типа? Это примитивный алгоритм восприятия и опять же зависть. Они хотели бы совратить и даже собираются это сделать, но им нужно прикрытие. Церковь по-твоему это что? Это монополия совращений. Оттуда это. Только у них есть такое право. Только в церкви происходит великое и важное совокупление. Поэтому слуги церкви повсюду осуждают таких, как я.

От редактора: в какой-то момент Епифанцев начал использовать наш чат вместо записной книжки. Можете не читать, все равно ***** [ничего] не поймете. Орфография и пунктуация сохранены для передачи атмосферы.

Весь день провел с осознанием того, как нелепо я подбираю слова, делая вид что я не замечаю как люди перекладывают всякое дерьмо из своих прозрачных карманов.

Это не про тебя.

И дальше тоже не тебе.

У человека есть способность чувствовать элементарность и простоту алгоритма любых процессов всего спектра эволюции. Спектр, это всего лишь возможности, которые возникают в связи с аномалиями паразитической регрессии. Это неизбежный и в то же время рискованный шаг для поиска альтернативного плана Б молекулярного феномена.

Проще говоря: план Б, это бессознательный процесс мести женской молекулы по отношению к беспомощности мужского начала.

Можешь не читать.

Все равно ***** [ничего] не поймешь.

Это я так пишу, потому что тетрадки нет.

Человек являет собой Жалкое посмешище утверждая свою самооценку перед коварностью молекулярного замысла.

Дальше следовало, ****** [жуть] какая тирада сплетений логической последовательности и вакханалии противоречия. Если под противоречием подразумевать — здравый смысл, а под логикой — воинствующий мозго***** [совокупление].

Это именно то, что отсутствует в тех, кого женская молекула считает беспомощным объектом. Именно от этого феномена произрастает смысловой корень. Но «Смысл» — имеет свойство прятаться как хитрый микроб, дабы не стать легкой добычей в рамках системы, одноклеточного паразита, выбравшего наживку власти.

Беспомощность, это не значит отсутствие силы, это значит — ожидание помощи от того, кто заведомо слабее, но является бой последний элемент.

Отсутствие последнего элемента проявляется в нежелании объекта, оказывать помощь, заставляя молекулу производить месть. Это не причинно-следственная связь а всего лишь положение вещей, при выборе инструмента игры в космогоническую рулетку.

Написанное мной, это конструкция умозаключений, как ключ к алгоритму понимания. Но в этом алгоритме отсутствует скважина для ключа, точно также как способность видеть не предполагает инструмент зрения. Понимание подменяется знанием, которое подтверждают глаза, вынося вердикт окончания в системе власти одноклеточного паразита.

В первозданности понимания, беспомощность, это всего лишь элемент силы в состоянии бездействия определяемый властью, как повод для идентификации феномена беспомощности.

Задавая вопрос ученому конструктору космических кораблей, об устройстве,б межпланетных аппаратов и вы можете надеется на ответ с применением образов идентифицирует шаблонами, установленными в мозгу, в процессе формирования Программа для обеспечения системы выживания и коммуникации.

Умозаключене я следует.

Я был в трипе.

Я сам не понимаю че там написано.

Епифанцев: Мужчину учат быть мужчиной в школе — в этом мудацком, абсолютно ублюдочном месте, где только зависть, только говно: типа когда слабого вычисляет и унижает вот это вот стадо ****** [утраханное]. Школа делает людей подонками. Из нее выходят ублюдки и понимают, что они никто. И от этого им страшно, они всего боятся. Боятся женщину, потому что женщина — это стихия, и если мужик столкнется с этой стихией, он не будет знать, как с ней… Она его накроет медным тазом.

А женщина смотрит и говорит: «***** [Черт]! да мужики-то полу**** [дурки]». И выбирает позицию однозначную — умандохать это чмо. Чем и занимается. И поделом. Они делают то, к чему уже у мужчины инерция — к полному фиаско, к гибели, к самоуничтожению. Баба присасывается к нему и помогает ему сдохнуть.

Он начинает ее винить в этом, а она ведь просто ему говорит, что он здесь нахрен не нужен, потому что за вами [женщинами], за вот этими вот, которые не пойми кто, мы не можем увидеть нормального самца, с которым было бы зашибись, которого можно было бы беречь, говорить ему комплименты. Даже если он бомж.

Даже?

Да. Потому что охренительный самец — это не значит, ***** [блин], вышел в пальто, с кучей бабок, и еще какие-то идеи провозглашает. Это все на комплексах сделано. Настоящие самцы — они на помойке валяются. Потому что им ***** [похер], вообще насрать на это все. И настоящая женщина такого вычислит, скажет: «Эй, ты бог, ***** [блин], ты царь». А он ей — а? я? Ну ладно, раз сказала царь — надо стать царем. И идет и становится, потому что есть в нем эта сила.

А есть еще бабы-дуры. Которые природным чутьем понимают, что надо взять из помойки самца, а социальной системой восприятия они делают одну неправильную вещь: вместо того чтобы говорить «Ты король» — говорят: «Слышь, ты, бомж ссаный! Ты ж ничтожество, ***** [блин], гондон, иди, сделай хоть что-нибудь полезное, заработай денег! Говно ты!» И он такой: «Да, да, сейчас…» — и ничего не делает. Это очень большая ошибка.

Полуголая красотка: Меня тут мальчик спросил, как отключить свой мозг с женщиной.

А никак. Все, мы уже испорчены. Поэтому только наркота. Или, ***** [блин], глубокие медитации, десять лет в Тибете, вне цивилизации, чтобы очистить всю эту херню. Поэтому когда ложишься с бабой в постель — или ты ведешь себя как пацан, но удовольствия от секса не получаешь, или берешь таблетку экстази. Все. Экстази, мефедрон. Но ты можешь стать наркоманом. Рискуешь. Что такое наркоман — это у которого все, жизнь останавливается, остаются только наркотики и какое-то странное состояние между.

А вы не наркоман случаем?

Я наркоман. Но я стал им спецом, я изучаю этот вопрос. Я попадаю в разные состояния дна. Вот это место, (квартира) где мы принимаем, сюда приходили заядлые наркоманы, которые по десять лет херачили все, и они говорили: мы только здесь первый раз в жизни поняли, что такое наркотик. Потому что его принимать надо правильно. Наркотик — это всего лишь ключ. Дальше дверь открываем и уже шарим сами. Но никто же не шарит, все остаются на уровне ключика.

А что такое дверь? Дверь — это коннект. Наркотик — он внутри, это же гормоны. И где этих гормонов больше всего? Вот здесь (показывает на обнаженное женское тело). Наркотик — симулянт полового влечения, любой наркотик, даже героин. То есть он вызывает работу тех же самых гормонов, как и во время влюбленности или полового возбуждения. Поэтому мы закинулись таблеткой — и должны вот здесь быть (ложится на женщину). А лучше нескольких женщин таких ощущать.

Но там есть тоже опасность: опасность попасть в матрицу. Когда ты понимаешь, что находишься уже не в этом изыске, полном образов и каких-то пластических вариаций, а когда ты тупо в матрице, и ты трахаешься на пределе возможностей, но там нет нюансов вообще. Вот тут надо останавливаться и думать, те ли наркотики ты принимаешь, правильно ли ты их принимаешь.

Я тоже типичный мужчина с кучей мусора в башке, который никогда удовольствия от секса не испытывал, потому что пацанские понятия — это что? «Бабу надо ******* [оттрахать] так, чтобы она кончила. И задвигать надо сильно, много и чтоб стоял. Блин, а если не встанет?» — вот этот страх: прийти к женщине, а вдруг не встанет, вдруг не кончит, она расскажет другим бабам — и пойдет цепная реакция, потом перед пацанами будет стыдно… Ух, слава богу, встал — и понеслась. Вроде там что-то есть, он что-то испытывает, но он ради того все это делает, чтобы потешили его самолюбие.

И я такой был. Меня всегда хвалили бабы, я думал: блин, да я охренительный любовник!… Эквилибристика это все. Эквилибристика, которая работает только на самолюбии, но не на удовольствии. Удовольствие бывает — вот сейчас я вспомнил, — когда влюбляешься. Четыре раза я влюблялся в жизни. Четыре-пять, может, шесть. Вот когда такая эйфория — забываешь обо всем. Но все равно там включается тоже этот маразм.

А потом влюбленность проходит. И что же — любовь закончилась, и два года примерно должно пройти, чтобы ты встретил следующую любовь. И что мне делать-то? Теперь ведь этого ********* [воодушевляющего] чувства не будет во время секса.

А это очень просто делается. С помощью твоего восприятия человека — умеешь ли ты человека воспринимать или нет. Что ты видишь в человеке и видишь ли ты его вообще. Люди же нихера друг друга не видят. Это не их вина, их так научили. Я бы сказал, виновата система, но сразу вопрос: а что такое система? Это стихийное состояние, его никто не изобретал. Все само собой случилось, случайно.

Так надо сейчас пораскинуть мозгами и понять, что это как во время приема наркотиков: бывает момент, когда ты уходишь на дно и понимаешь, что ***** [капут], это ад, надо выбираться. Вот сейчас такое состояние у человечества — надо выбираться. И кто-то должен раскидывать мозгами, потому что херня полная происходит.

Есть такое… не заблуждение… как это называется… Что типа десять процентов мозга только у человека работает. На самом деле это не так. Работает весь мозг.

Но человек его не использует.

Этого нельзя доказать, но почему-то такое предположение есть. И это правда. Потому что сейчас мы в том дне, в том аду, когда… истерия. Я включаю телевизор, точнее, он мне попадается где-то — телевизора у меня нет — и думаю: *****! И люди это смотрят. Я все время сетую на то, что люди неправильные, какие-то не такие… Их пожалеть надо, они же телевизор все смотрят, они же радио слушают, они же на выборы ходят, они же избирают, кричат, пытаются что-то улучшить! И живут в этой гнилой иллюзии, что что-то можно улучшить.

А ты такой живешь себе свободно, занимаешься сексом, размышлениями, охренительными состояниями. Иногда че-то снимаешь. И вдруг я попадаю к этим затраханным, пытаюсь им объяснить, что я имею в виду, что я хочу этим сказать. Они не могут этого понять — у них же в башке телек! Они читают журналы, *****, они общаются с друзьями, которые им рассказывают что-то. Они забивают свою голову — и все. Тогда действительно работает десять процентов мозга.

Красотка: А при наркотиках, ты думаешь, работает полностью мозг?

При наркотиках происходит много странных вещей, точно нельзя сказать, что это. Но эти странные вещи определенно заставляют тебя забыть обо всей этой херне. В первое мое принятие наркотика я забыл, что такое телевизор. Это был обычный экстази. После чего я сказал: вы чего, блин, какой телевизор?! Человек может быть таким источником… и за этим так интересно наблюдать.

Мне в детстве внушили, что источники информации — это очень важно. Откуда, мол, человек берет знания? Из книжек. Этому даже в институтах учат. Это система. А так происходит потому, что люди превращаются в стадо, и ими управляет власть. Двигает их на то, чтобы завоевывать территории, отнимать деньги и убивать как можно больше людей. Вместо того чтобы их целовать, лизать им ***** [клитор] и сосать *** [член]. Они стреляют в них пулями, в эти прекрасные тела с тонко организованными внутренними нервными системами.

И ты вдруг понимаешь, что это не просто неинтересно — это кошмар. Это такое как бы одноклеточное состояние.

Вот. Единственное, что для меня табу, — это алкоголь и героин, потому что от них умерли мои родные. Я никогда не принимал наркотики, два года назад я попробовал экстази — мне показалось, что нужно — и понял, что такое секс. Секс — это состояние, это все что угодно, что открывает тебя, дает возможность жизнь без границ, заморочек и без мыслительного процесса.

Потому что мозг должен отключаться. Я до сих пор этого делать не умею. Я до сих пор в страшных загонах. Я не могу заниматься коллективным сексом так, как я его, блин, провозглашаю. Не умею. Не научился расслабляться в коллективе. Про свингер-клубы вообще молчу — гадюшники. Но я работаю над этим.

Вот. Но здесь были такие вечеринки — ****** [жесть]! Они все очень разные: начиная от побоищ смертоубийственных в рамках БДСМ и заканчивая эклектикой полнейшей. Например, здесь было однажды человек, наверное, 20, и это был единый организм. Люди общались, разговаривали, тут же кому-то отсасывали, стоял художник и рисовал всех, здесь люди катались по полу, здесь трахались, трахались и общались, там кто-то кушал…

Тут стояла девушка, я помню, а я лежал здесь. И она тоже рисовала все происходящее. Я ей говорю: сиськи покажи. Она такая: «Ну, у меня, знаете, они сейчас… Я, короче, кормлю грудью, и они такие, молоком наполненные». И все такие — ВСЕ, вся тусовка — вум головы на нее. «ДАЙ МОЛОКА!» И все стали пить это молоко.

Мы назвали это молочной вечеринкой. И когда мы все напились, встали две ведьмы, одна из которых спала голая все это время, надели перчатки: «А теперь мы вас всех научим кончать!» — они обратились к бабам. И они всех их поставили на четвереньки и оттрахали этими перчатками до сквирта, до крика, до ора. Они прыгали здесь, как ужи на сковородке. Здесь залили все — засрали, говно летело из чьей-то жопы, но это было счастье, всем было посрать, что это говно. Молочная вечеринка (закуривает).

Вот это были наркотики. Я очень много иногда покупал разных наркотиков. Последний раз, когда я сказал, что больше не будет так много разных наркотиков, — а их в принципе не должно быть много разных, должен быть один — в этот день у меня было семь наркотиков. Я их все в себя принял: мескалин, 2C-B, бутират, кокаин, ЛСД, МДМА, экстази, еще че-то там. Метамфетамин, что вообще ****** [капут]. Еще «Лирика» была! И когда я это все принял — я понял, что да, сейчас я сдохну.

Мы перешли на самый тупой наркотик для секса — мефедрон. Но он самый, можно сказать, подсаживающий наркотик. Подсесть и утянуться туда очень легко, в отличие от МДМА при его отходняках странных, которых в принципе не должно быть, если почитать книжку Шульгина, но, видимо, такая Россия — такой тут херовый МДМА.

Воспитание мое было простым: делай нахрен все наоборот. Не будь, как все, мразотой. Почувствовал, что ты как все — меняйся, неважно каким способом, все средства хороши. Главное — отличаться. Представь, что тебе говорят: «Я наркоман, я принимал наркотики, и я тебе говорю: никогда не принимай, никогда. Оставайся чистым! Если бы мне сейчас предложили все это вернуть назад, я никогда не стал бы этого делать».

Как можно давать такие советы? Как можно вообще людей предостерегать от чего-либо? Кого мы делаем таким образом из людей? Мы делаем ведомых. Жизнь останавливается, ощущений больше нет, чувств нет. Ничто больше на тебя не воздействует. Тебя просто пинают. А ты кусок говна засохшего. До всего нужно доходить самому. Ты должен брать и идти в черный лес. ********* [шибануться] об корягу, распороть себе морду, зашить ее себе. А потом выйти и сказать: «Да».

А остальные смотрят и думают: «Не пойдем туда, это хорошо, что ты сходил и посмотрел за нас». И не замечают, как их пинают, как куски засохшего говна. И на них ничего не воздействует.

Наркотики — это вещества, которые воздействуют. При помощи воздействия мы видим. Есть такое мнение, что наркотики за тебя видят. Нет. Мы видим в наркотиках. Есть власть, есть социум, который выбрал для себя, что есть наркотики, и назвал определенный перечень наркотических веществ. Исключив из этого пока еще секс и любовь.

Красотка: И чипсы.

Скоро так сделают, что в этом перечне будут и секс, и любовь, и чипсы. Они сказали — да, это наиболее просто и убедительно: мефедрон, героин на нас воздействует, поэтому их туда включили. А оказывается — на нас все воздействует. Все, что есть в мире, — это наркотики. Книжки, прогулка по парку. Банан скушать. Сперма — тоже наркотик.

Я бы так сказал любому человеку: если ты хочешь прикоснуться к свободе в какой-то ее форме, к какой-то из ее сторон — без наркотиков этого не получится. Скажут: «Нет! Этого всего можно достичь и без наркотиков! Например, медитациями, занятиями йогой!» Херня. Ничего не поможет.

 

Источник: lenta.ru

%d такие блоггеры, как: