Как 12 монахов за моралью следили и голожопых “Братиев” закрывали

Слово

Как 12 монахов за моралью следили и голожопых “Братиев” закрывали

Пришли к первертам заморским “Братиям” служители морали украинской. Суровые они были. В облачении схимническом. У каждого на рукаве красовалась повязка красная с надписью “ПТ-ПР НІКА”. Лица их, посчитав 12 выйдет, были небритые и пожранные.

Самый коренастый из прибывших достал приказ президентский, развернул до колен и зачитал актерам голожопым:

“Я есмь Петр с земель украинских. Крещенный одноименно и благочестие в мучениях познавший. Словом своим даю распоряжение запретить показывать уд срамной в теремах по балагурной машине, дабы избежать падеж моральный отроков ныне, и присно, и во веки веков.

Чтобы знания крепко осели в челе заморском, пришвартуйте причинные места их крепкие к земле живородящей духовными скобами, а девицам крест-накрест отверстия закройте.

Печатью, кровью и именем утверждаю”.

 

Молча слушали, застывшие в греховном действии, актеры “Братия” и ужасались.

Открылась дверь позади пришедших. Занесли в помещение карлики сафьяновый чемодан, держа его на плащанице Петра. Упали разом на колени и головы преклонили перед служителями. А ящик заветный коренастому протянули.

Приметка: скобы те делались из кристаллизованных слез Родины-Матери – биокомпьютера, сотворенного из серых веществ женщин-героинь труда, помещенных в синкретический борщ.

Процессор подавал сигналы о большой державной смуте на “материнский”-биосплав и feedback в виде материнских слез собирался в резервуаре, где они доходили до своего агрегатного состояния и были по своим качествам не хуже чем сталь.

Плавили те слезы карлики в доменных печах, заливали раскаленными в формы, охлаждали и получали благородные изделия для усвоения морали.

Взял каждый из схимников по скобе и молотку. Подошли к молодцам-похабникам и их девицам. Аккуратно приставили они прохладное приспособление к местам причинным ласково и нежно, прицелились аккуратно, да стукнули по несколько раз.

– ААААА, – закричали прелюбодеятели.
– А я пливу у човні… і так спокійно мені.., – подпевали служители.
– АААААА
– А вже осінь прийшла у мій сад. Забагрянила пишний наряд.
– АААААА
– А роки летять,наче коні воронії

Теперь и стар, и млад – все боялись смотреть по балагурной машине непристойность всякую и книгу читать неугодную державе. Зажили все долго и счастливо, ведь так можно жить только там, где избавлен ты от искушений.

%d такие блоггеры, как: